01:47 

pink rabbits
pretty girls make graves
сегодня решила, что выросла из старого дневника. я зарегистрировалась на дайри много лет назад. удаляла дневники, создавала новые, а потом остановилась на бургер квин. туда я писала в самые отвратительные моменты моей школьной жизни, а потом что-то поменялось - и я перестала писать искренние мысли. когда моя мама как-то узнала, что я обратилась за психологической помощью на какой-то сайт и прочитала то, что я написала о ней, я испугалась, наверное. до сих пор не понимаю, как она это узнала, ведь она никогда не приближалась к моему компьютеру, да и к нашей квартире. в любом случае, тогда, семь лет назад, все поменялось, и я перестала делиться настоящим. в дневники попадали лишь крупицы реальной жизни, те неважные события, которые я готова была напечатать. все остальное ушло. многое не сохранилось в моей памяти. сейчас я очень жалею о том, что не записывала то, что со мной происходило. я не помню очень многих вещей. или помню, но знаю, что раньше я помнила их гораздо четче. я могла вспомнить чей-то внимательный взгляд и то, во что человек был одет, когда пил кофе со мной поздно ночью в каком-нибудь кофе хаузе. я могла вспомнить смех подруги и то, каким на вкус был виски, который мы пили, отмечая новый год в институте. я многое могла вспомнить легко и без усилий. сейчас те важные воспоминания добываются с трудом. а возможно в них просто нет смысла. остались самые важные. или самые тяжелые.
30 марта мы с сестрой ездили на кладбище. моя семья ездит на кладбище каждый год в марте, потому что бабушка родилась 18 числа, а дедушка умер 30. в марте мне всегда грустно. когда я езжу на работу раз в неделю на улицу 1905 года, я выхожу из метро в сторону ваганьковского, и каждый раз я думаю о том, что раньше походы на кладбище были чем-то действительно важным. бабушка ездила на ваганьковское до глубокой старости. возможно, потому что мать никогда не перестанет горько оплакивать смерть сына. она очень дорожила старинной оградой и просила ничего не менять. и первое, что сделала моя мама после ее смерти, это поменяла надгробия на нашем участке. я не люблю маму, никогда не любила, но за такие вещи я ее иногда ненавижу. она смогла умудриться плюнуть в душу мертвому человеку. в этом вся она.
так вот 30 числа мы с сестрой стояли около этого дурацкого черного надгробия, похожего на кровать, которое поставила мама на места старых, и я вспоминала день, когда умер дедушка. я не хотела говорить о нем сестре, никогда не хотела, но тут почему-то все вылилось из меня. и я, возможно, впервые за последние лет десять заплакала при своей сестре. может, она не заметила слез, но она точно слышала, что мой голос дрожал, а я продолжала зачем-то говорить. это все было очень странно. мы даже выкурили по паре сигарет там, на кладбище. я никогда там не курила, даже когда была там одна с подругой, кажется, мы тогда только закончили школу и зашла туда погулять. я не курила около могил, помню, что курила на дорожке, но у могил это было совсем странно. а сейчас нет. лена как будто говорила с бабушкой и сказала, что я поступила в аспирантуру в англию. она так и сказала, стоя рядом со мной и глядя на бабушкину фотографию: "бабушка, у нас все хорошо. лера поступила в аспирантуру и уедет жить в англию". и это, наверное, был один из самых грустных моментов в моей жизни, правда. потому что я знала, что бабушки нет, и что я могу вот так вот спокойно стоять рядом с ее могилой и курить, потому что она никогда не узнает. она никогда не узнает, что я начала курить. она никогда не узнает, что я поступила в аспирантуру в англию. она никогда не узнает, что у нас все хорошо, и не потому что это не так. а то, что лена ей рассказала - я знаю, что она это сделала для себя. и я знаю, что она очень бы хотела, чтобы бабушка дожила до этого момента. и я знаю, что когда она говорит, что вспоминает бабушку каждый день, она говорит правду. я тоже ее вспоминаю. и мне тоже ее не хватает. но я не могу сказать ей "бабушка, у меня все хорошо, я учусь и стараюсь, и я уезжаю в англию, представляешь?". мне так хочется знать, о чем она думала, когда меня растила. кем она меня видела, чего ожидала. мне кажется, что она и представить не могла, что моя жизнь так обернется. говорят, мы с ней очень похожи внешне, но насколько же разные у нас дороги. она в моем возрасте уже родила, а я вот еду изучать нейропсихологию в англию. не знаю, может, виновата война, а может мы были похожи только внешне. в любом случае, я хочу верить в то, что она гордилась бы мной.
вообще этот пост должен был быть не про бабушку, а про воспоминания, но вот я почему-то плачу. я недавно думала о том, что теперь только тетя называет меня лелей, а раньше меня так называла еще и бабушка. вот я уеду в англию, и никто не будет называть меня лелей, я буду слышать везде официальное и раздражающее меня valeria, или они будут менять мое имя на английский манер, или будут говорить лера с "и", как это иногда бывает. а лелей меня будет называть только ляля, причем в основном в сообщениях в телеграме. не думала, что мне так тяжело будут даваться перемены. или даже мысли о них.

URL
   

some girls are bigger than others

главная